IT.UA - home page

Меню
Aside section
Назад к Медиа

Нельзя управлять новым оборудованием старыми методами — директор IT-Enterprise

2018.09.18
Новости
Нельзя управлять новым оборудованием старыми методами — директор IT-Enterprise

Олег Щербатенко, директор IT-Enterprise, о цифровой трансформации бизнеса, сложностях внедрения новых решений, саботаже и о том, что больше всего мотивирует работать.

— Расскажите, пожалуйста, об этапах цифровой трансформации в украинском бизнесе. Ведь вы не новичок на рынке и могли наблюдать, как менялся бизнес в стране.

— Я руковожу компанией уже больше 30 лет, и, конечно, вся история автоматизации в Украине прошла через нас.

Мы работали только с крупными предприятиями. Они лидеры, пионеры, которые всегда хотят использовать нечто новое, что позволит их бизнесу эффективно функционировать. Это давало нам возможность внедрять передовые технологии и менять их бизнес.

Драйвером развития технологий всегда были европейские страны. В какой-то момент европейское сообщество, понимая, что не выдерживает конкуренции с китайским рынком, инициировало Индустрию 4.0, делая ставку не на оборудование, технику, а на систему управления. Переход от компьютерных систем к цифровой трансформации подразумевает изменение самих подходов к управлению бизнесом.

— Сколько лет понадобится украинской промышленности, чтобы догнать лидеров?

— Без системного желания государства — Украине с этим не справиться. Пока не растятся кадры, нет вложений в инжиниринговые центры, нет поддержки инноваций. Даже если принята политика цифровизации, необходим план реальных действий.

Нужно четко понимать: чтобы инвесторы вкладывали в предприятия большие деньги, уже сейчас необходимы преференции как минимум для ввоза нового оборудования и внедрения новых технологий. Если этого не делать, выживут лишь единицы.

Если мы не начнем системно становиться почвой для того, чтобы росли эти новые производства, ничего не произойдет.

— Если государство не готово помогать, возможно, это сделают компании?

— Мы являемся проводником этой позиции. Нам нужно избавиться от комплекса неполноценности, посмотреть, что делают коллеги, и попробовать внедрить это у себя.

Мы сделали первый кейс трансформации в Индустрию 4.0 с харьковским предприятием ФЭД, второй — с "Интерпайпом". И если ФЭД — пример того, как предприятие с 300 сотрудников может провести изменения и за 3-4 года стать компанией с 1 тыс. персонала, постоянно увеличивать оборот, работать круглосуточно и экспортировать высокотехнологичную продукцию для авиастроения в Китай, то проект в "Интерпайп" позволил нам провести такие изменения во всей интегрированной операционной цепочке: от сбора металлолома до плавки стали, производства изделий и реализации на мировых рынках. В итоге обе компании сократили затраты на 30%, на 25% снизили время простоев. Кроме того, мы запустили систему предиктивного обслуживания (predictive maintenance) — когда система не сигнализирует об уже случившейся проблеме, а помогает ее избежать.

— На чем базируется это предиктивное обслуживание? На технологиях искусственного интеллекта или машинного обучения?

— Последние пять лет мы очень много вкладывали в развитие машинного обучения, интернета вещей, систем математического моделирования — все это лежит в основе predictive maintenance. Раньше все системы обслуживания оборудования базировались на системах планов предупредительных ремонтов (ППР).

Мы еще шесть лет назад проанализировали, как работают мировые компании, и выяснили, что только 20% всего оборудования может обслуживаться по методике ППР. Тогда мы изучили другие технологии, которые используются в мире, объединили несколько методов и первыми начали запускать их в Украине.

— Когда вы внедряли machine learning и все остальные системы в свои программные продукты, на какие компании ориентировались?

— Мы анализируем достижения мировых лидеров, видим срез технологий и на мировых конференциях GITEX, CeBIT, Hannover Messe. Смотрим, какие есть достижения, где мы отстаем, а где впереди.

Однако, в Украине другой менталитет. На европейском рынке на принятие решения работает протестантская трудовая этика: сделай хорошо — и тебе воздастся, поэтому не нужно объяснять, что надо делать, а что нет. У нас же получается, как у Жванецкого: пока не объясните зачем нам это надо, мы ничего делать не будем. Приходится преодолевать и это.

— Компании каких сфер чаще обращаются с просьбой помочь в трансформации?

В основном потребность в IT отражает состояние того или иного рынка, потому что думают об IT либо во время кризиса, либо когда все хорошо и хочется жить еще лучше. Большая часть наших заказчиков — это компании-экспортеры, которые столкнулись с конкуренцией на мировых рынках. Они понимают, что не смогут устоять только за счет нового оборудования и дешевой рабочей силы. Нельзя управлять новым оборудованием старыми кадрами и методиками. Поэтому они вкладывают в эти изменения.

Многие предприятия понимают, что если ты тонешь, то, скорее всего, об автоматизации не думаешь, но, если ты понимаешь, что у тебя есть шанс, значит, она нужна.

— Можете оценить объем рынка и какова ваша доля на нем?

— Есть исследования IDC по объему проданных лицензий, однако они никак не отражают состояние рынка. По крупным предприятиям мы лидеры в направлении автоматизации. Но мы стараемся опираться не на исследования, а на видимый результат.

— Если говорить о возможном векторе роста в продуктовом смысле, как вы видите развитие вашей компании?

— Мы тоже меняемся. Если раньше мы ориентировались только на производство, то уже более 15 лет работаем и с сервисными компаниями. Бывало, когда к нам приходили большие сервисные компании или компании из банковского сектора, мы говорили: "Нет, мы с вами не работаем". Но потом перешли от базовых отраслей — машиностроение, металлургия, химия — на другие уровни.

Мы создали решение, чтобы охватить весь рынок. Наша система стала платформой для проведения цифровых трансформаций на предприятиях совсем разных масштабов и отраслей. Следующим этапом мы выпустили облачные решения. Мы создали полностью интегрированное решение для крупного бизнеса, облачные решения для малого и среднего бизнеса, пытаемся изменять все это множество предприятий в рамках единой системы.

— Какое распределение заказов в вашем портфеле? Какой процент занимают крупные компании и решения для них, какое для малого, среднего бизнеса, облачные решения?

— Сейчас около 60% — это заказы крупного бизнеса. Если говорить о лицензированных установленных продуктах и облачных решениях, мы стремимся к мировым тенденциям с распределением 50 на 50. У нас пока это соотношение примерно 80 на 20.

— Почему? Есть какое-то предубеждение против облака?

— Все идет эволюционно. Изменения мировоззрения проходит не только в Украине. Движение к облачным технологиям неизбежно, сейчас особое внимание уделяется кибербезопасности. Основные страхи связаны с тем, что, уходя в облако или отдавая предпочтение сервисным технологиям, бизнес теряет управляемость доступа к данным.

Мы развиваем множество направлений по кибербезопасности, и наши продукты во время атаки Petya устояли в том числе благодаря интегрированной технологии цифровой подписи при обновлении продукта. Поэтому мировая тенденция усиления киберзащиты находит отражение и в спросе на интегрированные системы. Все решаемо.

— Какие вы видите векторы развития технологий в Украине?

— Самая большая проблема в Украине — найти заказчика, который действительно захочет внедрить все новые технологии. На острие, как я уже говорил, экспортеры. И там пока все упирается в харизму руководителей компании.

— Внедрение этих технологий приведет к вымиранию каких профессий?

— Если помните, то в начале 19 века луддиты громили ткацкие станки в Англии, потому что считали их угрозой себе, думали, что завтра останутся без работы. Если проанализировать влияние промышленных революций на рынок труда, всегда есть падение, но есть и рост потребности в производительных силах. Сейчас нехватка специалистов во многих отраслях. В сфере производства уменьшается количество людей, все больше и больше процессов становятся автоматизированными, и все больше решений принимает компьютер, а не человек. В сфере сервиса и в сфере новых технологий потребность только увеличивается.

Однако не все это понимают, поэтому при внедрении своих проектов мы часто сталкиваемся с саботажем. Каждый человек стремится к состоянию покоя, и, если его вырываешь из зоны комфорта, он боится перемен, поэтому саботирует. С этим никак не поборешься, кроме как продолжать делать то, что нужно.

— Что для вас является показателем успешности внедрения вашего решения?

— То, что мы изменяем деятельность компании. Это большой мотивационный драйв для всех наших специалистов, когда они понимают, что благодаря им происходят трансформации в компаниях, меняется работа тысяч людей. Вот мы пришли в компанию — состояние было на одном уровне, мы ушли — и руководитель не просто прочитал подготовленный отчет и сказал: "Ух ты, как здорово было бы, если б я это сделал!", а реально поменялось большое количество процессов и ролей, люди стали работать совсем по-другому.

Это тяжело. Вот ты работаешь там, борешься с саботажем, изменяешь все это, но когда получил результат, когда забрался на вершину, вот тогда ты…

— Царь горы?

— Да. Говоришь: мы сделали это, мы победили. 

Источник: сайт delo.ua

Новости